Гендиректор «Союзмультфильма»: Это то, к чему студия стремится, – быть союзником другим студиям

0
15

Почти год назад у «Союзмультфильма» появился новый генеральный директор — Борис Машковцев. АБН на полях Деловой площадки Международного культурного форума поговорил с ним о том, чего студии удалось достичь за год, о последних успехах «Союзмультфильма», о сотрудничестве с правительством Москвы и «Сколково» и, конечно, о персонажах новых мультфильмов.

Что подразумевает подписанное на Культурном форуме соглашение между «Союзмультфильмом» и французской Cyber Group Studios?

На самом деле, для «Союзмультфильма» это означает первое соглашение о копродукции с европейской страной, по крайней мере, в новейшей истории «Союзмультфильма». Это означает, что мы будем делать с французской группой Cyber Group Studios несколько проектов. Это будут сериалы, два из которых приносит французская сторона, а два – мы. И производство по этим проектам будет поделено между сторонами, финансирование будет поделено между сторонами, естественно, в результате этой сделки сериалы получают гарантированную возможность быть показанными в России и Франции. Но плюс к этому, для нас это хороший способ воспользоваться экспертизой специалистов французской стороны и получить выход на международный рынок в полном смысле слова.

Какие сериалы будет предлагать «Союзмультфильм»?

Я могу назвать сейчас один из двух проектов. Это будет проект «Оранжевая корова», который мы запустили в разработку в прошлом году, и первые серии этого проекта российские зрители увидят в начале следующего года, скорее всего, в феврале. И в дальнейшем по этому проекту мы будем двигаться в формате копродукции.

Вы стали гендиректором «Союзмультфильма» почти год назад. Чего студии удалось достичь за это время?

За это время студия пережила взрывной рост, практически цепную реакцию. Студия переехала в новое здание, мы построили новую техническую базу, которая позволяет производить фильмы в любой из современных технологий, при этом не отказавшись от всех технологий, которые существовали на «Союзмультфильме» ранее. И на студии сейчас параллельно существуют два творческих потока. Первый поток связан с короткометражным кино, которым студия всегда славилась. Мы сохранили у себя короткометражное производство, и это территория свободы творчества, выбора технологий, выбора стилей, сюжетов. Идеи для короткометражных фильмов выбирает худсовет, то есть это то, что связано с деятельностью «Союзмультфильма» в области экспериментального кино, детского, фестивального, в области дебютов для творческих специалистов, которые приходят на студию. И параллельно с этим у нас развивается очень мощное звено коммерческого производства, в первую очередь то, что делается на самой студии – это сериалы, та экономическая модель, которая сейчас в России наиболее стабильно работает.

На студии сейчас продюсируется шесть проектов, по трем из них внутри самой студии идет активное производство, еще три проекта делаются в содружестве с другими студиями. То есть мы одновременно несем две функции: мы работаем как продюсерская компания, которая занимается разработкой и продвижением проектов, которые могут делаться с кем-то в содружестве, а второе звено – это когда мы еще эти проекты внутри самой студии производим, и по технологии эти проекты тоже разношерстные. Если вы возьмете «Простоквашино», это будет рисованный проект, компьютерный, но рисованный, если вы возьмете ту же «Оранжевую корову», то это будет компьютерная перекладка. У нас сейчас, в этом году, запускается трехмерное производство, то есть пойдут еще проекты, сделанные в технологии 3D. У нас есть в пакете сериал, сделанный в технике пластилиновой перелепки. Так что в этом месте у нас нет практически никаких ограничений, и это то, что сильно отличает «Союзмультфильм» от других российских студий, кот обычно заточены под один вид конвейерной цепочки.

На студии запустился детский центр, это то, чего на студии никогда не было, хотя было понятно, что на студию всегда приходили детские экскурсии. Мы превратили это в полноценную деятельность, и помимо того, что можно просто посетить студию и посмотреть, как она работает, посетить студийный музей, можно еще и пойти позаниматься в секции, где детей учат своими руками делать мультфильмы. То есть мы тем самым начинаем еще и закрывать образовательную нишу, и сейчас у нас проводится эксперимент по развитию образовательной программы под брендом «Простоквашино». Мы реализуем это проект сейчас в Москве. На студии запускается технопарк. Это то, к чему российские аниматоры стремились с помощью Ассоциации анимационного кино на протяжении последних пяти-шести лет. «Союзмультфильм» стал той площадкой, на которой этот проект реализован при поддержке Минкульта и правительства Москвы. Это инкубатор для новых проектов, для других студий это площадка, на которую может прийти любая анимационная студия со своим проектом, воспользоваться нашим ресурсами, находиться на территории «Союзмультфильма» на льготных условиях. Мы надеемся, что это приведет к масштабированию отрасли в принципе. И теперь еще мы начинаем сотрудничество с иностранными студиями.

С какими еще иностранными студиями идут переговоры?

Буквально сегодня утром я был на дискуссионной панели, где присутствовали представители итальянской делегации. Это одно из наших устремлений – запустить еще копродукцию с Италией. Но в данном случае мы стараемся двигаться по шагам. Сейчас мы сделали первый шаг в сторону Франции, но на этом не собираемся останавливаться. Потому что «Союзмультфильм» связан в том числе с большим количеством историй, которые были взяты из зарубежной культуры, – французской, итальянской, шведской, британской. И «Союзмультфильм» таким образом интерпретировал зарубежные книги, что они, в общем-то, во многом обрусели. И многие персонажи, которые сейчас стереотипичны для нас как представителей советской анимации, были взяты из зарубежной культуры. Анимация в этом смысле – очень свободный вид творчества, который свободно пересекает границы так, что никто их даже не замечает.

Зачем «Союзмультфильму» сотрудничество со «Сколково» и на какой стадии оно находится?

Сотрудничество со «Сколково» – это проект, связанный с нашим интересом в разработке новых технологий, в том числе современного программного обеспечения, которое производилось бы здесь. Ни для кого не секрет, что мы заимствуем технологии из-за рубежа. С одной стороны, это удобно, мы тем самым берем уже наработанный зарубежный опыт и идем более-менее гарантированным путем, с другой стороны, это означает, что мы в некоторой степени должны подлаживаться под те условия, которые задают зарубежные производители программного обеспечения. А вы работаете с творческим контентом, у вас первична идея вашего фильма, и она не всегда вписывается в конкретное прокрустово ложе. Это значит, что вы все равно сталкиваетесь с необходимостью того, что называется R&D, Research and Development, то есть с разработкой собственных технических решений, которые будут связывать какие-то типовые решения и позволять вам решать ваши индивид задачи. Это то, для чего мы сотрудничаем со «Сколково».

Если говорить о технопарке, то сколько в нем сейчас резидентов?

Собственно размещение резидентов началось буквально этим летом. Сейчас у нас четыре резидента, но мы планируем в ближайшее время заняться расширением территории. Потому что то здание, которое есть сейчас у «Союзмультфильма», практически целиком уже поглощено производством собственных проектов студии, и, соответственно, только одна пятая часть здания отдается под технопарки. Чисто математически это мало, конечно. Эффекта внешнего достаточного не получится, мы должны расшириться. Но текущую площадку мы используем для того, чтобы научиться работать в формате технопарка. Это, в общем, тоже достаточно серьезный навык, которого до этого анимационная индустрия в не имела.

Зачем вообще «Союзмультильм» берется за возрождение старых брендов, таких, как «Малыш и Карлсон», «Возвращение блудного попугая» и «Простоквашино»? Зачем эти сериалы нужны зрителям, на ваш взгляд?

«Малыш и Карлсон» и «Возвращение блудного попугая» – это то, что является нашими стратегическими планами, но эти планы связаны в том числе с урегулированием всех вопросов, в том числе вопросов взаимоотношения с авторами исходных произведений. Для того, чтобы вступить в эти проекты, нам требуется серьезная подготовка, и мы ей как раз и занимаемся, потому что нам кажется, что эти персонажи, так же, как персонажи «Простоквашино», вечно молодые и до сих пор известны. В том числе, на мой взгляд, потому, что были сделаны очень удачные мультфильмы. Нам кажется, что они не потеряли актуальности, они совершенно спокойно могут существовать и в умах современных детей. Большая часть проектов, которые сейчас делаются на студии, на сам деле являются не сиквелами советского наследия, а принципиально новыми проектами. За это время эпоха сильно поменялась, и заниматься адаптацией того, что было сделано, к современным реалиям – задача очень небанальная. Такие проекты, как «Оранжевая корова», «Зебра в клеточку», «Пластилинки», «Приключения Пети и волка», «Пиратская школа» – это все принципиально новые проекты, которые уже производятся на «Союзмультфильме».

Как отбираются эти новые проекты, кто этим занимается?

Сейчас это достаточно серьезная процедура. На студии существует что-то типа продюсерского совета, мы даже официально его так и называем. Это некая экспертиза, в которую вовлечены наши креативные продюсеры, то есть представители именно творческого звена студии, которые оценивают творческую состоятельность, талантливость этих проектов. Это продюсеры, чьими руками кино потом должно запускаться и производиться; это маркетологи, это наш коммерческий департамент, то есть те люди, которые должны будут это кино потом продвигать, продавать права на сами фильмы и заниматься лицензионной деятельностью, потому что большая часть доходов современной сериальной анимации построена не на продаже самих сериалов, а на том, что на базе сериала строится бренд. И 70% доход получается от реализации лицензий на различные брендированные товары и услуги. Это то, что мы сейчас тоже запустили, то, чем мы активно занимаемся. Эти новые проекты уже придуманы как раз вот в этих условиях, когда мы понимаем, что это уже не просто персонажи фильма, это не просто фильм, а это вселенная персонажей. И эта вселенная, так же, как и наша с вами – это некий мир, в котором может происходить все, что угодно. В этом мире может существовать сериал, по законам этой вселенной может существовать бренд, могут существовать книги, может существовать одежда с этими персонажами, все, что угодно. Это совсем другая философия, чем когда вы работаете с отдельно взятым фильмом, где вам важно в рамках короткого или большого сюжета донести конкретную идею, возможно, раз и навсегда. В нашем случае это такой открытый код: вы начинаете писать формулу, у которой нет конца и она может дописываться бесконечно. Все строится именно так.

На какую аудиторию рассчитаны эти мультфильмы?

Мы исходим из того, что современная анимация ушла от понятия «просто детское кино». Теперь все детское кино, в том числе анимационное, очень жестко сегментировано по возрастам, и на анимацию сериальную возлагаются в том числе функции, которые не свойственны художественному кинематографу, – это педагогические функции. Все понимают, что у детей очень быстро меняются вкусы, очень быстро дети развиваются, и с ними нужно в каждом возрасте говорить на новые темы и все более и более сложным языком. Поэтому наши проекты разделены не только стилистически, не только по разным вкусовым предпочтениям, кому какие персонажи понравятся, но и по возрастному признаку.

У нас есть проект «Пластилинки» для двухлетних детей. Это образовательный проект по своей миссии, он учит детей азам различных наук, различных сфер знания. Вот, скажем, сейчас закончен цикл, посвященный циферкам. К сожалению, после десятого эпизода этот цикл естественным путем завершился, и творческая группа Сергея Меринова перешла к тому, что делает цикл, посвященный зверушкам, а потом будут музыкальные инструменты. Для детей в возрасте от трех до пяти делаются «Оранжевая корова» и «Зебра в клеточку», которые будут говорить с детьми на тему социализации, на тему толерантности, на тему того, как себя вести, если ты хочешь нормально сосуществовать с близкими, друзьями, вообще с окружающим миром. Есть «Простоквашино», которое оказалось уникальным проектом, в том смысле потому, что по проведенным исследованиям 50% нашей аудитории – дети, а 50% — взрослые. То есть мы получили семейный сериал, который действительно смотрят два поколения. Это достаточно уникальный опыт, вообще-то сериалы не обычно не достигают такого эффекта. Но это как раз эффект того, что персонажи известные всем, и стар и млад, и взрослым он тоже оказался интересен. Это значит, что внутри сериала мы зашиваем какую-то сюжетную линию, которая интересна не только детям, но и взрослым. И вот каким-то образом мы балансируем так, чтобы не забыть ни про одну из частей нашей ауд. Если мы возьмем «Петю и волка» и «Пиратскую школу» – это проекты, рассчитанные на школьников. Там, собственно, и главные герои повзрослее. Это школьники, и проблемы в школе совершенно другие, и это попытка поговорить собственно с этой аудиторией, уже близкой к возрасту средней школы, о каких-то их проблемах. Естественно, все это делается в какой-то развлекательной форме, это комедия, для того, чтоб в этом не было какой-то дидактики и назидательности.

А на какую аудиторию рассчитан ваш детский центр?

Детский центр в этом смысле достаточно адаптивен и универсален, то есть лет с пяти можно приходить спокойно и пытаться делать что-то своими руками. Чем вы старше, тем больше вы своими руками сможете чего-либо сделать. Поэтому, на самом деле, сотрудники детского центра умеют перестраиваться с одного возраста на другой а уж чтобы посетить студию, посмотреть на ее музей и увидеть прям на студии наши новые, только-только законченные фильмы, для этого, в общем-то, все возрасты годятся.

Когда выйдет мультфильм «Переезд», анонсированный в сентябре этого года?

Он еще не вышел, потому что только-только был закончен, и мы хотим его превратить в определенное знаковое событие. Поскольку это проект, посвященный вот этой вехе в жизни студии, когда она поменяла свой дом. Действительно, старое здание «Союзмультфильма» по всей своей атмосфере это был дом анимации, мультипликации, там даже в воздухе это ощущалось. Одна из наших нынешних задач и надежд, что новое здание мы тоже напитаем такой же эмоцией. Так что да, для студии это было одновременно и очень серьезным испытанием, и одновременно реально новым шагом в будущее. Новое здание, новое оборудование, новые проекты, давайте снова помолодеем, давайте снова начнем все – не скажу, как в 1936 году, когда студия только создавалась, – но скажу так: по сложности происходящего это сопоставимо с периодом, когда студия только запускалась. И да, фильм «Переезд» – это, в общем, такой наш символ этой смены адреса, смены, если хотите, технологий, потому что в этом фильме участниками являются персонажи из классических фильмов, но выполненные в технологиях трехмерной компьютерной графики. И мне кажется, авторы фильма смогли найти этот баланс между классическим представлением о персонажах и современными технологиями. Я думаю, что выпуск фильма – это вопрос ближайших месяцев, начала следующего года. Пройдут новогодние праздники, и, чтобы ничего не отвлекало зрителей от наших новых проектов, мы презентуем наши новые фильмы.

А не задумывался ли «Союзмультфильм» о смене названия?

Ну вы знаете, сам по себе корень «союз» не содержит никакой политики, он содержит позицию по отношению к внешнему миру. Это то, к чему студия и стремится, – быть союзником, поэтому мы нацелены на копродукцию с другими российскими студиями и с зарубежными студиями. Потому что мы выступаем за альянсы. Сотрудничать гораздо интереснее и продуктивнее, чем конкурировать. И дело в том, что само по себе название «Союзмультфильм» является тем самым брендом, это и есть бренд №1. Это гигантская ценность, которой обладает студия, и, скорее, ее проблема в том, что на протяжении, скажем, 1990-х – начала 2000-х годов кроме имени у студии ничего и не было, то есть ее история, золотая коллекция и название. И все это вело к тому, что студия в принципе могла превратиться из киностудии, которая призвана снимать фильмы и выпускать их, в музей анимационных фильмов. Это то, чего мы сейчас все же смогли избежать, смогли двинуться вперед, и это при том, что мы, наверное, единственная анимационная студия в стране, у которой есть научный отдел, который призван изучать историю собственной студии, потому что это 80 лет истории. Да, за нами стоит вот эта история, и эта история сформировала это название. Ну представьте, что будет, если сейчас тот же «Мосфильм» поменяет свое название. Это же некое понятие гигантское. И «Союзмультфильм» – то же самое. Это понятие, это уже не слово, которое состоит из трех корней – «союз», «мульт-», «фильм». Сейчас и слово «мультфильм» употребляют реже, чем слово анимация, хотя, в общем-то, в нашей практике это синонимы. «Союзмультфильм» – уже имя собственное. Мы не будем от него ни за что отказываться. Единственное, сложно писать его на английском языке. Зарубежные коллеги говорят, что, может быть, нужно сделать аббревиатуру. В общем, мы смотрим, что с этим лучше сделать.

Дискуссии с участием Бориса Машковцева прошли в рамках Деловой площадки Петербургского международного культурного форума

Беседовала Елена Васильева / АБН

Источник: https://abnews.ru/2018/11/29/soyuzmultfilm-intervyu/

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here